Все статьи

Приднестровская нация: заметки неравнодушного

13 Марта, 2006, 09:28

Страна вечнозеленых помидоров

Что такое Приднестровье? Узкая полоска вдоль Днестра, шириной в некоторых местах всего лишь в пару километров, Бендерская крепость, памятник полководцу Суворову на коне с окрашенными к Пасхе яйцами, посреди Тирасполя... Вообще-то, во времена турецких набегов, нормальным людям делать тут было нечего. Степь. Жить крестьянину и ремесленнику - крайне небезопасно. Лихое место. Казаки освоили эту приграничную с турками территорию первыми. Казачий край. Здесь, как, наверное, только в казачьих регионах, как ничто другое ценятся свобода, мужество, красота.

Во времена срединного и позднего "совдепа" Приднестровье пережило бурный промышленный рост. Сюда спешили выпускники лучших вузов страны. Отличников распределяли в Москву или в Молдавию. А это значит - в Приднестровье, где строились заводы и электростанция. Сюда потянулись авантюристы, творческие деятели, лихая криминально-предпринимательская публика.

Местное сельское население, говорившее на смеси украинского, молдавского и русского, обрадовалось на голову свалившейся "цивилизации" в виде больниц, школ, отличного качества дорог, электричества... Рывок в течение нескольких лет - и наступил самый что ни на есть расцвет. В каждом крестьянском дворе - два дома, два автомобиля, мотоцикл, куча детей. Фуры с фруктами - на Ленинград, Мурманск, Москву... Свадьбы на все село, много музыки, много вина и ослепительно красивых девушек.

В городах - полное отсутствие "продовольственной проблемы", актуальной для средней полосы России. Здесь не разыгрывали в лотерею банку зеленого горошка. В магазинах всегда была колбаса, сгущенка, масло. В Приднестровье, раньше чем в любом другом месте на земле, победил "социализм с человеческим лицом". Чистота и порядок на улицах, свои заводы по производству обуви, одежды, тканей, продуктов питания. Незаконная предпринимательская деятельность ни в коем случае не наказывалась. "Спекуляция" - это из российского лексикона. Здесь так не говорят. Здесь это - коммерция. Приднестровье - сказка для первых советских коммерсантов. И если во времена, когда во всех СМИ Советского Союза гремело узбекское дело, прокуратура не расследовала дела "приднестровской мафии", это вовсе не потому, что не было мафии.

Одесский фактор

Почему приднестровцы к Кишиневу, столице Молдавии, были всегда повернуты затылком? Потому что Одесса находилась в другой стороне. Что такое Одесса для приднестровца? Это свободный город, где во все времена процветала торговля, контрабанда, импортные шмотки, институты и университеты для детишек, порт, мореходное училище и военно-морская академия. Одесса - это море, барахолка и Привоз. Это романтика криминального мегаполиса, в котором нельзя остановиться - не чемодан стащат, так ботинки снимут. Одесса манила приднестровцев тем, чего никогда не отыщешь в пыльном, потном Кишиневе с лошадиными телегами и крестьянами, не знающими зубного порошка.

Поэтому любому приднестровцу Одесса ближе Кишинева, и результат распада СССР - украинская таможня в Кучургане - это рваная рана в душе приднестровца. В сторону Кишинева - пусть их будет хоть двадцать - этих таможен. Но в выходной, когда с утра надо купаться в море и есть креветок - стоять у границы 4 часа, на терминале в душной пробке - "высокая трагедия"! Это скажет вам любой приднестровец.

Все, что для приднестровца всегда было хлебом - допереть в Одессу клубнику, персик, виноград, сливки, толстолобика и раков - теперь контрабанда и возится по ночному лиману. Потому что одесситы вымрут без приднестровского толстолобика. Они будут обижаться, как дети.

Одесситы знают, что лучшие девочки политеха - это девочки из Приднестровья. Они все знают и все делают лучше, эти темноволосые приднестровские девочки. И на юморину весь Днестровск и пол-Тирасполя обязательно приедут в Одессу. И, кажется, так было всегда, а не какие-нибудь последние пятьдесят лет.

...Когда в Кишиневе заговорили об объединении с Румынией, любой приднестровский жулик мог спросить на базаре, покупая у пышной одесситки стакан семечек, простую вещь: "Ну я, конечно ж, понимаю, что румыны во время войны сначала оккупировали Одессу, потом сами же ее освобождали. Но где мы, где Одесса и где та их самая Румыния!"

Менталитет приднестровца - это четвертушки одессита, казака, музыканта и футболиста. Безусловно, на первом месте - смекалка, конкурировать с которой бесполезно представителям даже самых хитрых национальностей. Цыгане и евреи курят в сторонке.

Две высокие страсти для любого приднестровца - музыка и футбол. Играть на музыкальных инструментах здесь обучают своих детей раньше азбуки. А футбол... Ну, думаю, тут объяснять ничего не нужно. Бедная маленькая страна. Жара - не бразильская, конечно, но все же... Не надо забывать, что тираспольский "Шериф" - абсолютный лидер молдавского чемпионата. В Тирасполе самый красивый в Европе стадион и самые дисциплинированные в мире болельщики.

Девушки Приднестровья своей красотой обязаны термоядерной реакции смешения 35 национальностей. Бизнесвумен как вид полностью отсутствует. Как правило, абсолютно здоровые в психическом плане домохозяйки, фанатки латиноамериканских телесериалов, разговоров о еде, детях и красивых шмотках. Вообще, в отличие от средней полосы России, где до перестройки большая часть женщин издалека больше напоминала серую массу, приднестровские барышни никогда не выйдут на улицу абы в чем, без прически и макияжа. Одно "но": приднестровские барышни все как одна любят вкусно покушать и от этого быстро поправляются.

Слабый пол в Приднестровье - это классическая латиноамериканская особь, знающая себе цену. Ни за какие коврижки и обещания ее не соблазнит первый попавшийся гражданин развитого и полностью признанного государства. Но если уж повезет - сердце юноши будет разбито навеки. Любят местные барышни долгие ухаживания, романтические прогулки за ручку вдоль открытых водоемов. Женитьба обязательна. Свадьбы непременно молдавские, вне зависимости от происхождения молодоженов. Похороны, кстати, тоже молдавские. Кумовья и крестные - ближайшие родственники на всю оставшуюся жизнь. С непременной необходимостью ежегодно дарить максимально дорогие подарки и вообще принимать участие во всех семейных мероприятиях.

Курортный фактор

Приднестровье каждое лето ждет отдыхающих. Женщины с белой кожей из Мурманска, Ленинграда, Москвы и прочего Севера платили 10 советских рублей за возможность на ночь "кинуть тело" и отъедались после своего голодного "Подмосковья", подчистую сметая все в продуктовых магазинах. Они окунали в лиман свои тела, а на выходные ездили в Одессу к морю. Конечно, по дороге их, расслабленных от приднестровского солнышка и провинциальности, ушлые одесские урки обчищали до нитки. И они возвращались обратно в одних шлепанцах, с лопающейся от загара кожей... И продолжали мести подчистую магазины и рынки.

Это отдыхающие. Это святое. Самое больное, что мог сделать этот далекий и чужой Кишинев (с его президентами, претензиями на национальную исключительность), самое жуткое (после, конечно, развязанной им войны с жертвами и страданием) - это то, что они распугали наших отдыхающих и они перестали приезжать на наш виноград, вино и персики. Уже за одно это Молдове следовало объявить не просто решительную блокаду, а построить бетонную стену. Чтобы, отгородившись от этих исключительных "сверхрумын" с перекошенными от ненависти лицами, куда-нибудь побыстрее присоединяться. Можно к России, которая далеко. Можно к Одессе, которая тут. Именно Одесса и Раздельная приняли беженцев после войны. Выкормили и одели наших детей и женщин...

Губернатор Одесской области подарил Приднестровью еще одну надежду - скоро на том, украинском берегу нашего лимана одесситы построят международный аэропорт. Так что отдыхающие будут к нам ближе, чем к самой Одессе, и это радует. "Нужно только деть куда-нибудь этих таможенников. Пусть не мешают людям жить, пусть станут за Бендерами и щупают румынок - при чем тут мы!"

Фактор войны

Война превратила приднестровцев в нацию. Здесь никто не делит людей по крови. Здесь все - одно целое. Приднестровцы - особая порода. Молдаване? В Кишиневе говорят, что такой нации больше нет - есть только румыны. Украинцы? Приднестровцы украинского происхождения - отличные воины. В самой Украине таких наверняка нет и не будет. Может быть приднестровцы - русские?.. А что такое сегодня - "русские"? Одни в средней полосе России, без войны и блокад, не способны заработать на кусок хлеба и побираются, другие - сбежали от погромов из Казахстана, Прибалтики, Средней Азии, даже не попытавшись оказать сопротивления... Если это - русские, то как тогда назвать тех, кто никуда не побежал, а стоял насмерть за право читать на магазинах старые вывески на русском языке? Как назвать людей, которые отбили Бендеры и полегли на Дубоссарском направлении?..

Приднестровцам русского происхождения сегодня больно за Россию. Им очень тяжело думать о том, что когда-нибудь Россия уйдет и отсюда. А они, конечно, останутся. Потому что, по их мнению, настоящая Россия - это именно они. Маленький осколок империи, которой нет... Как японский самурай, они продолжают защищать высокие идеалы, несмотря на то, что "их император" давно стал легендой - и непонятно, был ли он вообще? А Приднестровье есть - вот оно!

...Приднестровскую нацию создала кишиневская националистическая газетка "Цара". Накануне войны она приходила в приднестровские ларьки "Союзпечать". В ней на чистом русском языке было написано, что все русские и украинцы - "оккупанты", а приднестровские молдаване - "манкурты", предатели, не помнящие своих "корней". "Цара" даже опубликовала карту будущей "Румынской империи" - в числе прочего на ней в "румынский цвет" были закрашены Брянская область и Ставропольский край... Приднестровцы долго смеялись, а потом решили, что бежать-то им, собственно, некуда, и твердо решили стоять до конца.

Терпение лопнуло после того, как в Кишиневе националистические отморозки прямо на выходе из Парламента избили депутатов от Приднестровья (в том числе будущего президента республики Игоря Смирнова), а спустя несколько дней, прямо напротив памятника их любимому полководцу Штефану Великому, насмерть забили ногами студента, заговорившего со своими спутницами по-русски... В Приднестровской Молдавской Республике никто никогда не спросит у тебя о твоей национальности. После войны здесь вообще не принято говорить об этом. Даже на кухнях. Здесь нет, не было и никогда не будет ни скинхедов, ни нацистов, ни даже карикатурных "лимоновцев". За любой намек на подобное - нет, не милиция - простые горожане не дадут пройти по Тирасполю и пятидесяти метров...

Фактор мира

После войны все таланты приднестровцев оказались востребованы. Те, кто прошел войну и не захотел снимать форму - пошли в казачество, госбезопасность, таможню, армию и спецназ. Когда в День Независимости "коробки" приднестровских солдат шагают по площади Суворова, простые тираспольчанки бросают им под ноги цветы. Много цветов... В непризнанном Приднестровье любят свою армию так, как ее не любят нигде в странах бывшего СССР. День Независимости здесь празднуют всей республикой...

В послевоенные годы, особенно с введением Молдовой экономической блокады, когда приднестровские экспортеры оказались на грани разорения, многие приднестровцы ушли в бизнес. В мелкую розничную торговлю.

С одной стороны - Одесса, с другой - непаханое поле, села Бессарабии. Сразу после провозглашения руководством Молдовы "суверенитета" и введения таможенных барьеров (лишивших молдаван российского рынка) бессарабское село мгновенно обнищало и перешло на натуральное хозяйство. Оценив сложившуюся ситуацию, приднестровцы немедленно начали завоевывать Бессарабию экономически.

Вся торговля в бессарабских селах идет как во времена Колумба - не за деньги. За бартер. Бессарабские крестьяне получили наконец-таки возможность взамен выращенной собственными руками сельхозпродукции прикупить носков, трусов, обуви и прочей мелочи. Обмен не всегда был справедливым. Бедные трудолюбивые крестьяне Молдовы смирились с коммерческой удалью приднестровцев: трусы - на гуся, носки - на ведро яичек, штаны - на бидончик жирных сливок... Здесь люди быстро находят нужные слова на всех мыслимых местных языках и диалектах.

Безусловно, Приднестровье немыслимо без контрабанды! Рядом Одесса. Сколько живет Одесса - столько там живут контрабандисты. Приднестровье стараниями коммунистических властей Кишинева тоже превратилось в "маленькую Одессу". С введением экономической блокады Молдовой, контрабандой в Приднестровье считается буквально все.

"Велосипедные войска" по только им одним известным тропам способны перевезти на территорию любого сопредельного государства фуру приднестровского коньяка в течение нескольких часов. По бутылочке, по коробочке. Таким же макаром одесские евреи таки имеют своего любимого толстолобика и жирные сливки. Одесситы - известные пройдохи - обманут, разбавят, продадут втридорога. Приднестровье же - знак качества. Это значит - всего будет вкусно и много.

...В каждом приднестровском селе, почти в каждом доме стоит переделанный под коптильню холодильник. В кладовке лежит всегда готовый сепаратор для сливок, а в погребе ждет своего хозяина и его гостей бочонок с домашним вином. В лимане, как и прежде, ходит стаями толстолобик - в ширину раздвинутых рук. Вода лимана и Днестра уже с середины мая и до самой глубокой осени напоминает парное молоко. Берег по-прежнему усыпан желтым песком, а местные жители и хозяева прибрежных ресторанчиков на берегу очень скучают по бледнотелым россиянам.

Роман Коноплев

Источник: http://www.russ.ru/culture/20050311_vgol.html



© 2004-2005 Anti-orange.com.ua

Распечатать