Все статьи

Православный священник палкой выгнал сектантов из родного села: судебный процесс в Черкасской области

20 Апреля, 2006, 11:00

"...Я ж не шел к ним в их капище, их разгонять. Только здесь, на своей земле, это мое право и моя обязанность. Христос говорил, что добрый пастырь и душу свою должен положить за паству свою. Евангелие от Иоанна, 10 глава. Это какой же я пастырь, если волки будут хватать моих овец, а я буду безразлично смотреть на это все. Я должен защищать их. Мы все - воины Христовы, воины Церкви и Родины нашей."

Год назад православный священник прогнал из родного села Березняки, что в Черкасской области, палкой несколько десятков членов религиозной организации "Свидетели Иеговы". После чего на отца Александра (Гладченко) подали в суд за, как утверждают члены секты, нанесение телесных повреждений. Однако пока что успеха они не добились. Предлагаем вниманию читателей From-UA интервью со священником, отважившимся на такой нетривиальный поступок.

From-UA: – Отец Александр, расскажите, что же произошло год назад, 29 апреля?

Отец Александр: – Это была Страстная пятница. После выноса плащаницы в храм зашла учительница – она наша прихожанка – и говорит: «Приехало в село большое количество сектантов, весь автобус был забит, негде было нам даже проступиться». По ее словам, приехавших было около 40 человек. Они же потом писали, что их было 36 человек.

Я, когда ехал домой на велосипеде, обратил внимание, что по селу ходят мужчины и женщины. Я думал, это представители каких-то проверяющих органов, снимающих показания или за газ, или за электроэнергию. Оказалось, это свидетели Иеговы ходили по дворам с агитацией. Я проехал мимо, домой. А дома жена говорит: «Знаешь, десант у нас высадился, уже идут по нашей улице, встречай гостей».

Я вначале воспринял все это равнодушно. Выхожу на улицу, вижу - идут эти «проповедники». Я взял палку, чтобы припугнуть. Говорю им: «Не ходите по дворам, убирайтесь отсюда». А они – ноль внимания. Я хотел их догнать, а одна из них, младшая, меня оттолкнула. Когда она меня оттолкнула, злость появилась, я переднего ударил. Они начали убегать, я заднего догоняю и ударил. Они когда выбегали со двора – там есть такая ступенечка, и это они классифицировали, что я вроде бы их до такой степени избил, что она там упала и вся там поломалась.

Я пошел дальше, вижу - собрали они там несколько человек наших сельских жителей и проповедуют. Я начал их гнать из села, мол, убирайтесь. Они стоят, смотрят. Я говорю, убирайтесь, чтоб вас здесь не было, проповедники сатанинские. Я опять же разгоряченый, разъяренный хотел палкой ударить по плечу этого сатаниста, а он как-то искрутился и подставил правую руку. А потом они пишут, что я сломал ему левую руку. Как можно с перебитой рукой бегать по селу? Я его 50 раз гонял в центр села, а он за мной идет следом. Как можно это делать с перебитой рукой, когда у человека шоковое состояние, и он не может бегать, а ищет какую-то медицинскую помощь?

Тут же оказалось, что прежде я ударил его жену. Ну как жена: он бросил свою семью, она бросила свою, и тут в секте они сошлись, создали новую семью. Он по мобилке созвонился со своими адептами, и они впятером пошли по улице, по направлению к моему дому. А жители нашего села, увидев такую ситуацию, взяли вилы, топоры, лопаты и пошли за ними. Во избежание конфликта, чтобы они не сотворили надо мной расправу. Сельчане взяли эти инструменты для острастки, но если бы что было – люди защищали бы меня, безусловно.

Когда я выгонял из села этих проповедников, они говорят, мол, Евангелие будет проповедовано по всей вселенной, по всему миру. А я им отвечаю: ты что проповедуешь, Евангелие? А я что проповедую, Коран? Или Талмуд, или Тору? Они отвечают: нас тут много, всех не перебьешь, а почему дальше не идешь? Я отвечаю: дальше не моя межа, не мое село. Мое село – это мой дом, моя семья, мои все родные. А добрый пастырь должен душу свою положить за овец, за паству свою – так гласит 10-я глава от Иоанна (Евангелия – Прим. ред.).

Потом я сел на велосипед, поехал на улицу, где видел их раньше. Я кинулся на них в атаку: убирайтесь, чтоб духу вашего здесь не было. Но эти потом утверждали, что я мало их бил, а вот те, с моей улицы, понаписывали, что у них переломаны руки и ключицы. Это все ложь, конечно, но мы ничего с этим не сделаем: сейчас медицина может подтвердить что угодно.

А в суде наш уполномоченный в Черкасской области по делам религий Давниченко сугубо им потворствует (a href="http://www.risu.org.ua/ukr/resourses/otherresourses/komtelbook/" target=_blank>Давниченко Сергей Александрович, замначальника отдела по делам национальностей, миграции и религий Черкасской областной госадминистрации – Прим. ред.). Не знаю, с какой целью, может, у них есть какие-то особые дела, не знаю, не буду туда вмешиваться.

Он просил меня: а вы примиритесь с ними. Я согласен примириться с ними, но только как человек с человеком. Как с сектантской организацией я могу примириться? Это значит, что я дал согласие на то, чтобы они и дальше бродяжничали по всем городам и весям. Я не согласен на примирение. Тогда, видимо, он дал указание на суд, потому что суд шел очень хорошо. Судов было, наверное, около 18. В прошлом году он даже был закончен. Но потом они подали в Апелляционный суд, в Черкассах. И с лета начали перекрутку, и в месяц бывает по два-три заседания суда.

From-UA: – Если я Вас правильно понял, власти способствуют тому, чтобы суд шел «как надо»?

Отец Александр: – Да, а сейчас власти перекрутились и сделали меня виновником межконфессиональных межусобиц, разжигания розни. Но какая же они конфессия, они секта! Конфессия – это греко-католики, униаты, вот их можно причислить к конфессиям.

Но пока еще не все, суд отправил дело на дорасследование. Обидно, что все то, что говорят сектанты в зале суда, воспринимается как правда, а всех, кто говорит в защиту православия, обсмеивают, ставят в неловкое положение.

From-UA: – Как бы Вы охарактеризовали нынешние взаимоотношения властей и церкви?

Отец Александр: – Власть, можно сказать, хамелеонская, приспособленческая. Я прямо говорю, как есть. Не люблю крутить, юлить. Она секты приравняла к церкви, и все власти стараются приспосабливаться к церкви. Как хотите, так и расценивайте, я говорю прямо.

From-UA: – А как Вы и верующие относитесь к проекту Единой поместной церкви?

Отец Александр: – Поместная церковь, может быть, было б и неплохо, только чтобы она была решена в рамках Православия. А не чтобы это решали государственные мужи.

From-UA: – Например, существует проблема взаимоотношений так называемых киевского и московского патриархатов...

Отец Александр: – Властям нечего вмешиваться, это сугубо церковная проблема.

From-UA: – Как относятся верующие Вашего села к тому, что Вас судят?

отец Александр: – Да это большущая проблема. А решить ее можно только постановлением правительства о запрете сект. Как это сделали во всех государствах мира. Даже Россия долго их терпела, а потом были суды и запретили им проповедовать по всей стране, чтобы они нигде не прогрессировали. Свидетели Иеговы – это тоталитарная секта, и она должна быть запрещена.

From-UA: – У кого больше сейчас шансов на победу в суде?

Отец Александр: – Как говорит мой адвокат, Вы не волнуйтесь, все должно быть хорошо, в нашу пользу. Я не теряюсь и не боюсь. Если Господь не сохранит, то никакие власти не спасут. И если надо пострадать – я готов пострадать, я не боюсь этого. Спаси Господи, что приезжало «Братство» и многие православные. Хорошо, что Православие небезразлично ко всему происходящему.

From-UA: – Ну что ж, успехов Вам в Вашей борьбе! Спасибо за интервью!

Семен Столбенко

Источник: From-UA

 

Процесс в Смеле: сектанты против православия

10 апреля в Смелянском районном суде (Черкасская обл., Украина) состоялось очередное судебное заседание по обвинению Православного священника о. Александра (Гладченко). Напомню суть дела. Уже почти год действующая в г. Смела организованная псевдорелигиозная группировка (ОПГ) так называемых "свидетелей Иеговы" преследует православного священника отца Александра, который живёт и служит в селе Березняки Смелянского района. Священнослужителю предъявлено обвинение по статье 161 часть 2 УК Украины («Порушення рівноправності громадян залежно від їх расової, національної належності або ставлення до релігії» – до 5 лет лишения свободы).

Началось всё 29 апреля прошлого года, аккурат в день Страстной Пятницы. В тот день в Березняки пожаловал целый "десант" непрошенных гостей из Смелы. Поучить селян "правильной Библии" им, видите ли, понадобилось…  Но почему именно в этот день?

Здесь возможны лишь два варианта ответа: или в силу своей тупости и сектантской ограниченности "свидетели" попросту "не догнали", что их повышенная активность, а тем более – накануне Святой Пасхи может (и должна!) быть воспринята Православными христианами как провокация и получить адекватный отпор; или же, что более вероятно, всё было сделано намеренно – чтобы продемонстрировать Православным свою силу и безнаказанность. И заодно проверить, насколько крепки наши люди в своей родной (и – неприемлемой для  этих мондиалистских марионеток) вере…

В общем, в итоге "свидетели" были сами не рады, что затеяли в Березняках свою фарисейскую проповедь. Ибо они мало того, что были, мягко говоря, нелюбезно (с граблями и вилами) встречены местными жителями, но ещё и нарвались на священника, всерьёз воспринимающего и Священное Писание, и заветы Отцов Церкви (в частности – Св. Николая, "воспитывавшего" еретиков посохом).

Правда, оправившись от испуга, сектанты решили, вероятно, обратить свой позор себе на пользу. (Что, кстати, неудивительно – они ведь в "свидетелях" не у кого-нибудь, а самого "Иеговы" А ведь всему миру хорошо известно умение неких иных приверженцев Иеговы "талантливо рыдать" и, расписывая в красках свои истинные и мнимые страдания, делать на этом свой «гешефт» и стричь купоны).

И вот сектанты инспирировали позорное судебное разбирательство: "Свидетели Иеговы" против отца Александра (читай – против Православия". Последнее обобщение позволил себе не случайно – ведь религиозно-политическая окраска "дела" становится очевидной при знакомстве с его сутью даже  в первом приближении). Вся эта "бодяга" тянется уже без малого год, но только сейчас привлекла внимание Православной общественности. (Плохо, на самом-то деле, мы умеем защищать своих, братья!)

…Я сижу в зале суда, разглядываю "потерпевших". Только что судья огласил их фамилии: Билык, Середа, Воронец, Чорна… Вроде бы – нормальные украинские фамилии, с детства привычные для слуха! Но смотрю в их лица – и тихо недоумеваю: Господи Боже, какие же у них не наши лица! Выражения лиц, мимика, натянутые улыбочки – всё это чужое!

Невольно, подсознательно, кажется, «спинным мозгом» ощущаю присутствие в зале суда – в той его части, где кучкой сидят сектанты – некоей силы, враждебной моей славянской, Православной душе. Воистину – там, среди этих людей, роились бесы, ими владеющие… Но при этом – было бы неправдой сказать, что «все они на одно лицо». Нет, лица были не лишены индивидуальности: одни – просто самоуверенные и самодовольные, другие – кроме пустых глаз, несли ещё и другие «печати сатаны» – уродливые носы, пучеглазие, непрерывно «жующие» губы. Смилянский районный «пастырь», г-н Иржавский – горбоносый, сутулый, болезненно тощий, похож на Кащея Бессмертного из сказки.
Некая г-жа Билык запомнилась фальшивой ухмылкой, явно позаимствованной ею у своих заокеанских единоверцев. Приходит понимание: эти люди – уже не наши; они поражены неизлечимой болезнью, именуемой вырождение! Демонстративно сидят во время исполнения Православных молитв и псалмов. (А сами не сподобились прочесть хоть плохонькую молитву – "христиане", блин! И это надо было слышать, с каким отвращением одна из этих дамочек произносила: "священник по фамилии Гладченко"!)

В их обвинительных выступлениях не было ни тени христианского прощения, о нет! Только желание осудить, себя же представить «белыми и пушистыми». В этом им активно содействовал «молодой да ранний» прокурор Ульянкин (уж не из этих ли он сам? Что-то слишком уж много в последние годы развелось в рядах отечественных юристов и чиновников различных сектантов – один такой совсем недавно даже СБУ возглавлял).

Подсудимый же, отец Александр – спокоен, даже величественен. В свои 60 он повидал в жизни достаточно, чтобы быть и впрямь выше мелочной мирской суеты. Впрочем, таким и должно быть Православному пастырю. Он похож на библейского пророка, и это сходство предельно усиливает седая, как лунь, окладистая борода. Абсолютная уверенность в своей невиновности и правоте. Перед началом заседания он сказал журналистам на вопрос о возможности примирения: «Я готов и хотел бы примириться с ними как человек, но никогда не смирюсь с тем, что они унижают, оскверняют мою веру…»

Очень неприятное впечатление осталось от явного (и явно заранее оговоренного!) стремления «потерпевших» представить себя «невинными жертвами», совершенно ни за что ни про что избитыми изувером-священником.  Когда же судья задавал вопросы по сути дела, в частности: случайно ли акция была организована именно в Березняках и именно в Страстную пятницу – путались в показаниях, противоречили друг другу. В конце концов, «пастырь» Иржавский «объяснил» выбор дня и места проведения акции многозначительным, но бессмысленным утверждением вроде того что, мол, «пришло время», и т.п.

«Потерпевшая» Билык напустилась на свидетеля защиты по фамилии Нечай: мол, вы (жители Березняков) "встретили нас с вилами и лопатами". (Честно говоря, для нас, журналистов БРАТСТВА, это заявление было приятной неожиданностью – ай да селяне!) На что Иван Григорьевич резонно заметил примерно следующее: во-первых, что мы ещё "мали робити", когда в селе вдруг непонятно зачем и откуда объявились пару десятков чужих, да ещё трое из них, мужчины, направились к дому батюшки (сами знаете, в какое время живём!); а во-вторых, мы все в Березняках – Православные, у всех дети и внуки, и мы не потерпим, чтобы у нас "мутили воду" сектанты, которые, всем известно, "втягивают детей в свою секту и делают из них зомби и роботов; мало было нам, что ли, "Белого братства"?

В общем, впечатление от суда скорее тягостное (впрочем, какого ещё ожидать от суда?). Несмотря на очевидную абсурдность выдвинутых обвинений, их противоречие здравому смыслу, у судьи Овсиенко не хватило мужества и профессиональной добросовестности вынести единственно правильный – оправдательный – вердикт по данному делу. Как известно, "отправка на дорасследование" – традиционно удобный (для суда) способ "похоронить" скользкое дело. Конечно, с точки зрения как просто правды, так и (не побоюсь громкого слова) национальных интересов, судье следовало бы создать прецедент, когда не только лучшие из украинских священников и мирян, но и украинский суд "обломал" бы амбиции обнаглевших сектантов. Указал бы на причитающееся им в Православной стране место. Увы, пока это – лишь наше благое пожелание…

Когда мы стояли у входа в здание суда, сектанты предусмотрительно сбились в кучку на противоположной стороне улицы. Кстати, день был чудесный, всё вокруг пропитано духом наступающей, хоть и запоздавшей, весны. И было какое-то труднообъяснимое, но реальное ощущение, будто сбившиеся в кучку свидетели – это что-то чужеродное.  Что не только нормальные граждане, но и сама природа, сама земля наша, и солнце, и воздух – против них. Не приемлют их… И в голове вдруг почему-то всплыло призабытое, но ёмкое слово – ОТЩЕПЕНЦЫ!

Доктор Моро

Источник: http://bratstvo.info



© 2004-2005 Anti-orange.com.ua

Распечатать