Все статьи

РАСПАД: Оранжевый Голем (Часть-I)

11 Мая, 2006, 09:34

«…во мне снова украдкой воскресает легенда о таинственном Големе, искусственном человеке, которого однажды здесь, в гетто, вылепил из глины раввин, знавший Каббалу как свои пять пальцев и заставлявший его действовать бездумно и автоматически, вложив ему в рот печать с магическими знаками. И подобно тому, как Голем в ту же самую секунду становился глиняным истуканом, если тайные знаки жизни извлекались из его рта, так и все эти люди, думалось мне, должны были мгновенно падать замертво, если у одного из головы исчезали его жалкие понятия, мелочные заботы, может быть, нелепые привычки, а у другого и вовсе испарялась смутная надежда на что-то совершенно расплывчатое и шаткое».

Густав Майнринк


Мировая политика очень похожа на шахматную игру, в которой вместо деревянных фигурок используются живые люди и даже целые народы. Более того, образно говоря, вся история человечества это, по сути, - череда военно-политических и финансово-экономических шахматных игр. И если еще сто лет назад, эти игры велись ради интересов тех или иных социальных групп и народов, то сейчас, в эпоху глобализации, гроссмейстеры судеб мира обрели полную свободу творчества. Они стали абсолютными космополитами и маргиналами, преодолев свою классовую, национальную и культурную идентичность, превратившись в особую касту избранных, с присущим только им определенным сочетанием индивидуальных психологических свойств, интеллектуальных качеств и жизненных ценностей. В известном смысле их можно назвать особой расой, чей мир совершенно не похож на плоскую реальность многомиллиардных человеческих масс общества потребления.

Современная мировая политика это – вещь-в-себе, некая игра, ведущаяся ради самой игры. В ней более не учитываются интересы народов или классов, для ее игроков человечество всего лишь расходный материал, игровой компонент, используемый для достижения той, или иной цели.

Украинская политика – ее низший игровой уровень. Здесь нет игроков. Тут собраны пешки, мечтающие стать ферзями в чужой игре, смысл которой им недоступен. Украинская политическая/государственная элита состоит из персонажей, чей личностный масштаб не выходит за рамки их собственного хронического геморроя, периодических семейных проблем, претензий родни на теплые места в госструктурах и совместной «рубки бабла» со старыми корешами из крышуемых бизнес-структур. Это «маленькие люди», которые никогда не смогут подняться в своем сознании выше Chrysler`а, трехэтажного дворца в заповеднике под Киевом, шикарной виллы на Багамах и счета в швейцарском банке. Именно поэтому эти персонажи всегда были и будут лишь объектами чьего-то влияния. Высокая должность не является эквивалентом высокого интеллекта и глубоких знаний, она не предполагает наличия особых духовных качеств. Должность/статус это не более чем условная совокупность определенного набора игровых функций. Даже ферзь – не более чем элемент общей игровой композиции, вплетенный в жесткие ограничивающие рамки своей функции.

Именно поэтому, то, что делают представители украинской власти, по сути, не имеет и никогда не имело никакого значения для страны. Ведь каждый из политиков/чиновников Украины лишь игровая фигура, расположенная на определенной клетке политической и/или государственной шахматной доски. И какую бы должность такой человек не занимал, он всегда будет разменной пешкой.

Тот хаос «войны всех против всех», который с восторгом футбольных болельщиков наблюдают «маленькі українці» (как любит говорить наш господин президент), на самом деле является порядком, но более высокого уровня, недоступным пониманию, как используемых в игре фигур, так и ее зрителей. Сознание обывателя, будь то в селе Кацапетовка или на Банковой в Киеве (это не важно), скользит по поверхности событий. Оно не способно проникать в глубь происходящего, где находится его Смысл.

Данная особенность, прежде всего, касается того, как воспринимается украинцами происходящее в Украине. Если вникнуть в суть того, что вещают украинские средства массовой информации на эту тему, то без труда можно увидеть простую, незатейливую фантазию о том, как «темные силы нас злобно гнетут».

Прежде всего, в этом смысловом конструкте позиционируется мрачное, преступное прошлое, гнусный, антинародный режим банды кучмистов – душителей свободы, отъявленных коррупционеров, московских наймитов и расчленителей журналистов, которые под предводительством Леонида Даниловича грабили и угнетали украинский народ. Вторым его важным компонентом является – великий герой/вождь (в лице Виктора Андреевича), самоотверженно поднявший весь угнетенный народ на борьбу с тиранией во имя светлых идеалов свободы. Возле него на подиуме, плечом к плечу встали наиболее чистые и светлые представители украинского «политикума» – рыцари без страха и упрека. В эпическом финале герой и его верные соратники, при поддержке всего (?) народа победили в неравной схватке с бандой кучмистов. Майдан ликует! Темные силы разбиты и спасаются бегством. Над страной встает рассвет новой счастливой жизни. Конец первого акта.

Второй акт пьесы рассказывает о продолжении борьбы за «светлое будущее». Как оказалось, темные силы не были разбиты до конца и теперь злобно вынашивают коварные планы реванша. Однако выясняется, что главная угроза исходит не от них, а от «Империи Зла», с которой граничит Украина на востоке. Здесь встает мрачный образ толкиеновского Мордора, с его темным повелителем (в лице Владимира Владимировича). И вот «всадники Сарумана» скачут по украинским степям как черные, голодные коршуны, высматривая свою добычу. «Империи Зла» не нравится то, что Украина «виборола на Майдані свою волю» [1] и теперь собирается «знайти свою долю» [2]. Москва вынашивает планы удушения украинской свободы и возвращения украинцев в рабство к темному повелителю. Однако вождь Украины вновь призвал народ к борьбе («не зрадь Майдан»!) [3], обратившись за помощью ко всему прогрессивному человечеству во главе с «Империей Добра» – Соединенным Штатам Америки (защитнику всех угнетенных и обездоленных людей Земли). Грядет великая битва. Конец второго акта. Продолжение следует.

Вот такая эпическая поэма рождена интенсивной пропагандой оранжоидов при поддержке западных средств массовой информации. Публика рыдает и рукоплещет от переизбытка эмоций и захлестывающих душу благородных чувств.

Все это, конечно, вышибает слезу, но к реальности никакого отношения не имеет. Чтобы понять происходящее в Украине, я предлагаю на время отвлечься от плоских, пафосных образов и посмотреть на обратную сторону Майдана – геополитическую стратегию правящего в США неоконсервативного крыла Республиканской партии.

Своими идейными корнями американский неоконсерватизм уходит в среду левых еврейских интеллектуалов-антисталинистов, поддержавших в 30-40-х годах прошлого века Льва Троцкого и ставших к 50-ым антикоммунистами либерально-социалистического толка [4]. В 70-ых эти деятели идеологически мутировали в имперское правое движение, чьи идеи были замешаны на троцкизме, протестантском ветхозаветном фундаментализме и радикальном сионизме (в духе националистических воззрений партии «Ликуд»). В связи с этим можно вспомнить слова одного из основоположников неоконсерватизма Ирвинга Кристола: «Неоконсерватор - это либерал, измордованный реальностью».

Крестным отцом неоконсерваторов стал Лео Штраус – убежденный сионист, антисталинист, поклонник Платона и Макиавелли, философ, бежавший в 1938-ом из Европы в США, а затем долгие годы преподававший в Чикагском университете. Именно на его политической философии были воспитаны основоположники неоконсерватизма – Ирвинг Кристол и Роман Подгорец, сформировавшие неоконсервативную концепцию в журнале «Commentary» в 50-х и 60-х годах прошлого века.

Начав свою политическую карьеру в рядах Демократической партии США, вышеуказанные господа в последствии отвергли «предательскую» никсоновскую политику «разрядки» и под шумными антисоветскими лозунгами примкнули к Республиканской партии.

Если изначально главной целью неоконсервативной идеологии было уничтожение «экзистенционального Зла» в виде Советского Союза, то в последствии она была обогащена мессианской идеей исправления всего «заблудшего человечества» по образцу американского народа-богоносца, который после мировой демократической революции должен стать во главе глобальной империи. При этом по самому глубокому убеждению неоконсерваторов, все их действия санкционированы свыше лично Господом-Богом, с которым, как выяснилось, американский президент постоянно находится на прямой связи [5].

Несмотря на неуемную активность, особых успехов в воплощении своих экзотических идей у этой группы соратников и единомышленников, до президентства Дж.Буша-младшего, не наблюдалось. Но даже после развала СССР неоконы не унывали. Уже в 1992 году из офиса Пола Вулфовица [6] в Пентагоне, в те времена помощника министра обороны по вопросам политики (министерством тогда руководил Чейни), в прессу попал крайне интересный документ. Бартон Гелман из «Washington Post» назвал его «секретным планом по выбору направления развития государства в следующем столетии», который в последствии был назван «Меморандумом Вулфовица». Этот документ предусматривал постоянное военное присутствие США на всех континентах планеты для силового сдерживания «потенциальных соперников, претендующих на роль регионального или глобального лидера». Иначе говоря, уже тогда стратегия неоконсерваторов провозглашала уничтожение возможных оппонентов или конкурентов Соединенных Штатов по всему миру так сказать – «в зародыше». При этом «Меморандум Вулфовица» предусматривал самостоятельные военно-политические действия США, если Вашингтон не сможет организовать необходимый альянс со своими союзниками.

Звезда неоконов взошла лишь в 2000 году, после того как Дж.Буш-младший был назначен Верховным судом на пост президента США. Именно тогда структуры американской власти заполонили адепты неоконсервативной идеологии.

В начале XXI в. главными апостолами неоконсерватизма на государственном олимпе США стали: Пол Вулфовиц (бывший первый заместитель министра обороны США), Ричард Перл (возглавлявший с 2001 по 2003 гг. «Совет по оборонной политике» при министерстве обороны Соединенных Штатов) [7], Дуглас Фейт (в прошлом заместитель министра обороны США по политическим вопросам) [8], Дав Закхейм (ортодоксальный раввин, заместитель министра обороны США, глава финансового управления) [9], Ричард Армитидж (заместитель госсекретаря по международным вопросам) [10], Роберт Зоеллик (первый заместитель госсекретаря США) [11]. Во главе этой государственно-административной группировки стал вице-президент США Ричард Чейни [12].

Несмотря на то, что после избрания Дж.Буша на второй срок, многие из этих людей покинули свои руководящие посты, их влияние на внутреннюю и внешнюю политику США от этого не уменьшилось. Вместо себя они оставили своих учеников и идейных последователей. Так что, как говорится, дело Троцкого-Штрауса живет и побеждает.

Поначалу многие в администрации Буша просто боялись этих странных людей, называя их не иначе, как «тайной бандой». Даже министр обороны Дональд Рамсфельд подумывал об уходе в отставку в первые месяцы пребывания Буша на посту президента, поскольку, по его словам, «ликудовцы захватили здание министерства».

Отличаясь неуемным напором и фанатичной верой в свои экзотические идеалы, неоконы сумели лишить интеллектуальной девственности даже Джорджа Буша, при этом, научив его «слышать глас Божий» [13]. После этого, внешняя политика США приобрела сугубо неоконсервативное наполнение. Как с гордостью говаривал Ричард Перл: «Когда я в первый раз встретился с Бушем, я убедился, что он отличается от других. Выяснилось две вещи: первое – его знания ограничены, второе – он достаточно самоуверен, чтобы задавать вопросы, которые показывают, что его знания ограничены».

Остановимся на замечательном политическом учении неоконсерваторов подробнее.

Уже зимой 1991 года, журналист правоцентристской неоконсервативной газеты «The Washington Post» Чарльз Краутхаммер в одном из самых солидных политических журналов США «Foreign Affairs» заявил о том, что пробил «час однополярности», при которой, как он писал впоследствии, должен проявить себя в полной мере «демократический глобализм» – «поигрывающее мускулами вильсонианство» (но без участия международных институтов), которое стремится использовать военное превосходство США для поддержания их интересов и безопасности.

Основные же положения неоконсервативной программы были изложены в статье Уильяма Кристола и Роберта Кагана в июльско-августовском номере того же «Foreign Affairs» за 1996 год. В ней речь шла о том, что США призваны осуществлять «Гуманную глобальную гегемонию» («Benevolent global hegemony») во всем мире в силу изначального и абсолютного превосходства своих моральных, культурных, социальных и политических ценностей.

Эта гегемония должна устанавливаться как с помощью международных институтов, так и с помощью наращивания военного потенциала, укрепления военного превосходства и прямых военных вмешательств.

Это, в свою очередь предполагает:

  • радикальное увеличение военного бюджета;
  • пропаганду патриотизма и милитаристских ценностей среди гражданского населения;
  • и т.н. «моральную ясность» («moral clarity») действий, то есть активное внедрение во всем мире демократии, рыночной экономики и свободы (в американском понимании) путем ведения «преэмптивных войн» («preemptive war»).

Весной 2002 года «The New York Times» поместила серию статей, в которой идейно подкованные авторы с нежностью придавались думам об американской империи. Наиболее впечатляющей представляется статья некого Эрнста Икина, в которой он с радостью сообщил что: «сегодня Америка не сверхдержава и не гегемон, это полнокровная империя на манер Римской и Британской. Таково общее мнение наиболее заметных комментаторов и ученых нации». А в солидном «The Wall Street Journal» Майкл Бут в статье под названием «В защиту Американской империи», заявил, что «мы – привлекательная империя» и порекомендовал Вашингтону оккупировать не только Афганистан, но Ирак и «другие беспокойные страны, которые вопиют о просвещенном руководстве».

В свою очередь, главный редактор журнала «US News and World Report» Мортимер Цукерман с облегчением сообщил своим читателям о том, что человечество, которое, очевидно, так же «вопиет о просвещенном руководстве» как и «беспокойные страны», стоит на пороге «новой американской империи» («novus imperio americanum»).

Подобных статей в современной американской прессе – тьма. Они – эхо тех настроений, которые сейчас господствуют в среде интеллектуальной и политической элиты Соединенных Штатов.

На страницах «Foreign Affairs» еще один неоконсервативный идеолог – Себастиан Моллаби в статье с характерным названием «Вынужденный империализм», пояснил почему США обречены быть империей: «Логика неоимпериализма слишком убедительна для администрации Буша, которая не способна ей сопротивляться. Хаос в мире является слишком угрожающим, чтобы его игнорировать, существующие методы его обуздания недостаточны. Пришло время империи, и логикой своего могущества Америка просто обязана играть лидирующую роль». В связи с этим, Моллаби призывает создать под руководством США некий всемирный орган, мировое агентство (следуя модели Всемирного банка и МВФ), которое заменит неэффективную Организацию Объединенных Наций. В распоряжении этого органа должны быть вооруженные силы, которые «ведя борьбу с хаосом, контролировали бы всю планету». Этот орган, по мнению Моллаби, «мог бы разместить военные силы там, куда их направит руководимый американцами Центральный совет».

Идея «Американской Империи» обожгла сердца всей политической и интеллектуальной элиты Соединенных Штатов, направив ход дебатов о месте и стратегии США в русло рассуждений о том, что «XXI век будет более американским, чем XX, а Вашингтон будет осуществлять благожелательную глобальную гегемонию, базирующуюся на всеобщем признании американских ценностей, американской мощи и экономического преобладания».

Следует заметить, что при неоконах «американские ценности» очень удачно обогатились библейским пафосом экспансионистско-апокалипсического протестантизма «Евангелических церквей Иисуса Христа». Их учение как нельзя лучше обосновало военно-политическую экспансию с точки зрения «истинной веры», противостоящей дьяволу по всему миру. На данный момент, для пятисотмиллионной паствы евангелистов, разбросанной по всему земному шару, Вашингтон это – «Новый Сион», откуда исходит Божья благодать для «заново родившихся христиан» («born again christian»).

Кроме того, если верить теле- и радиопроповедникам-евангелистам, толкователям Апокалипсиса, пасторам и богословам, то «Второе Пришествие Иисуса Христа» не за горами и произойдет оно в Израиле, и долг каждого христианина способствовать тому, чтобы евреи получили назад свою «богоданную» и «обетованную» землю и чтобы они процветали на этой земле. Любой ценой. Не любящий Израиль будет вечно гореть в аду.

Похоже, что когда активисты правой израильской партии «Ликуд» слушают американских евангелических проповедников типа Хилтона Саттона, Пэта Робертсона или Джерри Фалвелла, они плачут навзрыд от восторга и умиления.

Вот что, к примеру, провозглашает от лица Господа президент «Христианской Коалиции США» Пэт Робертсон, выступая перед американской паствой: «...почему Америка защищает Израиль? Потому мы верим в Библию – в иудео-христианство, и мы верим, что Бог дал эту землю сынам Израилевым. Он не дал ее Палестине, он не дал ее так называемым палестинцам. Он не дал ее саудавцам или сирийцам. Он дал ее сынам Авраама, Исаака и Якова через Джошуа. Бог сказал: «Ступите на эту землю и завоюйте ее и я дам ее вам. Мы говорим сейчас о том, что произошло 3000 лет назад. Тогда это была земля Израиля. И она им принадлежит. И Бог не позволит никому у них ее отобрать».

Еще в 1999 году, сей благочестивый и милосердный христианин, выступая по американскому телевидению, заявил о том, что необходимо ввести в законодательство страны поправку, позволяющую осуществлять казнь «политических противников» США, таких как Осама Бен Ладен, Саддам Хусейн, Слободан Милошевич и Фидель Кастро. «Я уверен, что ликвидация людей подобного типа является наиболее интеллигентным и дешевым средством, и я не считаю, что это идет вразрез с заповедями христианства», - подчеркнул преподобный Пэт. После того, как в апреле 2002 года американцам не удалось свергнуть президента Венесуэлы Уго Чавеса, неугомонный Робертсон, в своем очередном телевыступлении призвал к убийству венесуэльского лидера, назвав его «огромной опасностью» для США.

Таким образом, благодаря новому крестовому походу, овеянному агрессивной протестантской риторикой, теперь США убивают людей не только ради получения контроля над ближневосточными запасами углеводородов и сохранения монополии американского доллара на международном нефтяном рынке, но и для того, чтобы обратить весь мир в «истинную веру». Именно поэтому «заново родившийся» после алкоголизма преподобный Джордж Буш так блещет библейскими афоризмами и считает себя мессией, призванным искоренить Вселенское Зло.

Свои мессианские планы неоконы начали реализовывать с захвата Афганистана и Ирака. Судя повсему, мясорубка партизанской войны, в которую попала американская армия в этих странах, не остудила горячие головы сторонников мировой «перманентной революции», и теперь неистовый Дик Чейни, руководствуясь идеями неоконсервативных стратегов, желает в самое ближайшее время сравнять с землей еще и Иран. Понимая, что обычных военных ресурсов для этого у США нет, так как американская армия полностью увязла в иракском кровавом хаосе, достойные наследники Троцкого планируют использовать против Ирана тактическое ядерное оружие (вот уж действительно – «дедушка умер, а дело живет, лучше бы было наоборот»).

По мнению Вашингтона, во имя идеалов «Великой Демократической Революции», Ближний Восток необходимо выжечь вакуумными и ядерными бомбами, а затем на расчищенном от Зла месте построить счастливый, демократический, процветающий «Большой Ближний Восток», где арабы возлюбят израильтян как самих себя. Таким образом, неоконы пытаются действовать в рамках ранее разработанного ими плана, который предполагает захват неподконтрольных им государств, ликвидацию их национального суверенитета и последующую «нациоперестройку».

В июне 2004 года, на очередной встрече G-8, США ознакомили мировую общественность со своим планом «Большого Ближнего Востока». В соответствии с ним, Вашингтон намерен построить «зону демократии и прогресса» от западного побережья Марокко до восточной границы Пакистана, путем создания т.н. «очагов поддержки демократии и развития». Создать эти «очаги» Вашингтону удалось, и теперь там полноводной рекой каждый день льется человеческая кровь.

Сейчас Чейни и его верные неоконы размышляют о том, как в эти «очаги поддержки демократии и развития» встроить институты гражданского общества, провести там политические и социальные реформы, внедрить нормы западной демократии, реформировать систему образования и т.п., то есть демократизировать их по-американски, как говорится, до полного «фарша».

Все бы было хорошо, если бы творческие амбиции Соединенных Штатов не выходили за рамки «Большого Ближнего Востока», но, к сожалению, неутомимые неоконсервативные мыслители, дабы «расширить свои геополитические горизонты», родили концепцию т.н. «Большого Черноморского региона», охватывающего все прибрежные государства Черного моря, включая, конечно же, и Украину.

Надо заметить, что геополитическая стратегия неоконсерваторов напоминает конструктор «Lego», состоящий из отдельных элементов, способных соединяться в ту или иную системную конфигурацию. Черноморские страны для США являются функциональными сегментами, которые Вашингтон хочет собрать (путем «цветной демократизации») в «Большой Черноморский регион», дабы соединить его с «демократизированной» Центральной Азией в т.н. «содружество демократий Балто-Черноморско-Каспийского региона». Это позволит США стратегически сомкнуть проамериканскую «Новую Европу» с «демократизированным» «Большим Ближним Востоком» создав, таким образом, в центре Евразии огромное целостное пространство американского доминирования.

Наиболее активным неоконовским архитектором «Большого Черноморского региона» является друг Пола Вулфовица и бывший подчиненный Ричарда Перла по службе в военной разведке - Брюс Джексон [14]. Являясь гласом неофициальной позиции Вашингтона по целому ряду стратегических вопросов, Б. Джексон развил бурную деятельность как относительно расширения НАТО на восток, так и формирования политики США на постсоветском пространстве. Именно он впервые через СМИ заявил о необходимости создания т.н. «Большого Черноморского региона».

Если неоконсерваторам действительно удастся собрать такую геополитическую конструкцию, они решат для себя целый ряд очень важных стратегических задач.

Во-первых, Вашингтон сможет таким образом дать подконтрольной ему т.н. «Новой Европе» необходимые ей ресурсы для затяжного, изматывающего противостояния со странами «Старой Европы» (прежде всего с неформальным политическим альянсом Франции и Германии). Фактически десять новых членов Евросоюза во главе с Польшей (форпостом интересов США в Восточной Европе), являются для Западной Европы, вознамерившейся начать независимую от США игру на мировой арене, своеобразной «смирительной рубашкой».

Безусловно, неоконы понимают, что под мощными, скоординированными франко-германо-русскими ударами американский «пояс верности» из «новоевропейцев», растянувшийся от Балтийского до Черного моря рассыплется как карточный домик. Выстоять ему не помогут даже деньги и политическая поддержка, слабеющих с каждым днем Соединенных Штатов. Для этого «Новой Европе» нужны энергетические ресурсы Каспия и контроль над их поставками в Западную Европу, а так же некая институциональная форма политического объединения.

Во-вторых, евразийская геополитическая прокладка из контролируемых Соединенными Штатами государств, развернутая на пространстве от Балтийского моря до Черного и от Черного моря до Каспийского с охватом постсоветских стран Центральной Азии, позволит Вашингтону надолго закрыть Россию в ее собственных границах. Для американцев является абсолютно неприемлемой политика Москвы направленная на усиление своей военно-политической мощи и экономического влияния в Евразии.

В связи с этим, необходимо заметить, что времена пустой демократической болтовни прошли. Российский президент и его ближайшее окружение, в конце концов, осознали, что даже огромные деньги не откроют им путь в святая святых – закрытый клуб правящей западной элиты. Ну кто такой, право слово, Путин вместе с его политическими и финансово-экономическими компаньонами для древних династий Европы и США, определяющих не одно столетие политику и экономику мира? Да не более чем наглая чернь из числа аборигенов «немытой России», дорвавшаяся до власти и больших денег. Здесь отношения на равных невозможны в принципе. И как бы российские политики и бизнесмены не «прогибались» под западную элиту, для последней они будут оставаться лишь некими существами низшего сорта, которых можно терпеть лишь до того момента, пока они полезны. В круг избранных правящих династий Запада, прикрывающих свою абсолютную власть антуражем т.н. «представительской демократии», со стороны войти невозможно. Там все основывается на кровно-родственных связях, туда попадают лишь по праву рождения.

Очевидно, на определенном этапе современные правители России осознали эту неприятную для себя истину и сделали соответствующие выводы. Путин и его ближайшее окружение слишком честолюбивы, чтобы, отбросив достоинство «самодержцев всея Руси», «ложится» под своих западных «друзей». Очень похоже на то, что им нужны не просто деньги и власть. Возникает впечатление, что их амбиции гораздо масштабней.

К тому же, есть еще одна причина, которая, скорее всего, повлияла на Москву в плане ее стремления к усилению собственной мощи и влияния на мировой арене. Дело в том, что, как показывает практика, с неоконсерваторами договориться невозможно. Они способны на временные, тактические уступки, но они никогда не пойдут на компромисс. Этот принцип заложен в политической философии Троцкого и Штрауса, и он несет в себе непосредственную опасность для России, ведь неоконы рассматривают ее как одну из самых серьезных потенциальных угроз для Соединенных Штатов. Именно поэтому, по логике неоконсервативных стратегов, преэмптивный удар, в той или иной форме, по РФ неизбежен [15]. Это просто вопрос времени и удобного случая. И, похоже, это поняли в Кремле. В диалоге с фанатиком, чье сознание нанизано на стержень параноидальной идеи, здравый рассудок, прагматические доводы и способность российского президента оказывать психологическое влияние на собеседника – бессильны. Тут может быть эффективным лишь ледоруб.

Это, кстати говоря, в свое время осознал Иосиф Виссарионович. Не зря на данный момент для государственной власти России историческая фигура Сталина, создавшего на руинах Российской империи мировую сверхдержаву, стала знаковой. Сейчас не вызывает никакого сомнения, что для многих представителей высшего государственного истеблишмента Российской Федерации создатель СССР является неким сакральным символом государственной мощи и независимости России [16]. Поэтому за сладкими улыбками дипломатов на данный момент можно отчетливо разглядеть гримасу взаимной неприязни русских неосталинистов и американских неотроцкистов.

В-третьих, Вашингтону необходим «Большой Черноморский регион» и Центральная Азия еще и в качестве «геополитического тыла» «Большого Ближнего Востока». Установление контроля над ними, позволит Вашингтону взять в стратегический «котел» мятежные ближневосточные страны, усилив на них военно-политическое и экономическое давление.

И, в-четвертых, создание «содружества демократий Балто-Черноморско-Каспийского региона» позволит американцам в значительной степени контролировать нефтегазовые потоки из Каспия и наркотрафики идущие из Центральной Азии и частично Ближнего Востока.

Именно в рамках вышеизложенной американской стратегии грянули т.н. «цветные революции», в результате которых США должны были взять под свой непосредственный контроль страны СНГ путем установления там своих марионеточных режимов. Надо заметить, что основной вклад в их организацию и проведение был сделан не неоконсерваторами, предпочитающими простые алгоритмы прямых военных интервенций, а влиятельными кругами американских демократов («новых демократов»), в большей мере склонных к использованию во внешней политике специальных операций в духе Центрального разведывательного управления. Последние убеждены, что ведение войны, тем более с непредсказуемым результатом, слишком обременительно и рискованно для США, тем более, когда военное вторжение можно заменить более дешевым государственным переворотом.

Методику «цветных» политических переворотов вице-президент «Фонда Карнеги» Томас Карузерс назвал «an electoral revolution» – «революция через выборы». Эта технология впервые была использована в Словакии и Хорватии, затем блестяще себя зарекомендовала в Сербии при свержении Слободана Милошевича. Потом, несмотря на то, что американцам не удалось перехватить власть во время президентских выборов в Беларуси в 2002 году, в 2003 они смогли осуществить государственный переворот в Грузии, а затем в 2005 году привести к власти в Украине подконтрольные себе политические силы.

Безусловно, что оранжоидной общественностью Грузии и Украины, пламенно верящей в ослепительные демократические идеалы хронически переедающих обывателей США и Европы, тезис о том, что грузинские и украинские «цветные революции» инспирированы Соединенными Штатами будет с негодованием отброшен как ложь и провокация. Ведь как пояснили им их революционные вожди – Виктор Ющенко и Михаил Саакашвили, отдыхая в январе 2005 года, после трудов праведных, на горнолыжном курорте Тысовец (Львовская область), «украинская и грузинская революции представляют собой новую волну освобождения Европы, которая приведет к окончательной победе свободы и демократии на европейском континенте». При этом они подчеркнули, что «мирные демократические революции невозможно вызвать искусственно какими-либо технологиями или в результате вмешательства извне», и что «украинский и грузинский народ показали всему миру, что свобода и демократия, воля народа и справедливые выборы гораздо сильнее государственной машины, какой бы сильной и жестокой она ни была».

Я предлагаю рассмотреть более подробно тезис о том, что «мирные демократические революции невозможно вызвать искусственно какими-либо технологиями или в результате вмешательства извне».

После того, как 23 ноября 2003 альянс грузинских оппозиционных партий фактически отстранил от власти президента Грузии Эдуарда Шеварднадзе, в СМИ стала просачиваться информация о богатых и влиятельных покровителях грузинских оранжоидов за кордоном. Как свидетельствовала информация, поступающая из разных источников, активное участие в подготовке «революции роз» приняли – институт «Открытое общество» Джорджа Сороса, представительство ОБСЕ и американское посольство во главе с Ричардом Майлсом. Кроме того, «Национальный демократический институт» обеспечил финансирование грузинской оппозиции, активисты которой предварительно прошли подготовку в его центрах обучения на территории Сербии. При этом боевой опыт сербского «Отпора», сыгравшего главную роль в свержении Слобадана Милошевича, приезжали изучать в Белград активисты молодежной грузинской организации «Кмара» («Довольно»). Обе структуры финансировались из одних и тех же источников, а так же имели одинаковый символ – сжатый кулак. Как и в Белграде, среди тысяч восторженных юнцов на улицах Тбилиси действовали группы хорошо тренированных боевиков.

Целый ряд деталей событий в Тбилиси, а затем и Батуми (где «Кмара» участвовала в свержении главы Аджарской автономии) свидетельствует об активном применении сербских технологий, ориентированных на молодежь: речевки («Миша - хоп-хоп-хоп» в футбольном ритме), англоязычные плакаты (Abashidse Go Away), плакаты на сербском (Gotov Je (Ему конец)) и многое другое. Иными словами, массовые акции в Грузии были организованы с использованием тех же сценариев и технологий, что и в Белграде в 2000 году. Еще одно доказательство этого – признание руководителя института «Открытое общество» в Тбилиси, ставшего после «революции роз» министром образования Грузии, что проект «Кмара» координировался из США.

В 2004 году пришла очередь Украины. Инструктора вышеупомянутого сербского «Отпора» начали действовать на ее территории еще в 2003, где они готовили вожаков «штурмовых отрядов» «оранжевой оппозиции». В 25 районах Украины сербские эксперты открыли курсы по созданию структур движения «Пора» (именно под этим лозунгом они когда-то выступали против Слободана Милошевича). А в апреле 2004 года 14 лучших активистов «Поры» были приглашены на стажировку в Сербию, в город Нови-Сад.

В итоге, во Львове незадолго до выборов начала активно действовать радикально настроенная молодежная организация, чьи структуры за считанные месяцы появились во всех регионах Украины. Ее методы борьбы с «антинародным режимом» были полностью заимствованы у «Отпора» и «Кмары».

Финансирование украинских революционеров осуществлялось по тем же иностранным каналам, через которые были проплачены сербский и грузинский перевороты. В докладе «Джеймстаун Фаундейшн» («Jamestown Foundation»), академического института, в исполнительный комитет которого входит Джеймс Вулси (бывший директор ЦРУ) и Збигнев Бжезинский, говорится: «"Отпор" обучал членов "Поры" в рамках программы «Участие граждан в выборах на Украине» («Citizen Participation in Elections in Ukraine»); эта программа организована «Фридом-Хаус», «Национальным демократическим институтом» («National Democracy Institute») и «Международным республиканским институтом» («International Republican Institute»), а оплачивается она «Агентством США по международному развитию» (USAID).»

Надо заметить, что «Пора» возникла в результате решения украинской неправительственной организации «Коалиции за свободный выбор» «создать обширную сеть добровольцев с целью проведения общенациональной информационной и просветительской кампании, направленной на обеспечение избирательного права граждан». По собственному заявлению «Коалиции за свободный выбор», ее непосредственно поддерживают: посольства США, Великобритании и Канады; «Национальный демократический институт»; «Международный фонд Возрождение» («International Renaissance Foundation»), являющийся украинским филиалом института «Открытое общество» Дж. Сороса; «Фонд Евразия» («Eurasia Foundation»), который также финансируется Соросом и правительством США; «Всемирный банк»; ОБСЕ; «Агентство США по международному развитию»; «Фридом-Хаус» и «Институт Конрада Аденауэра».

Обучением политических активистов оппозиции занимался также «Центр политического просвещения» и «Украинский центр независимых политических исследований». Первая структура связана с «Украинской ассоциацией молодых предпринимателей» и «Международным республиканским институтом», а вторая долгие годы получает деньги от американского «Национального фонда содействия развитию демократии» («National Endowment for Democracy»), «Международного фонда Возрождение», а так же правительств Великобритании и Канады.

Американские организации и учреждения финансировали не только активистов оппозиции, но и многих наблюдателей, следивших за ходом президентских выборов в Украине. Большинство из них работали под руководством «Украинского Комитета Избирателей» (за которым стоят – «Фонд Евразия» и «Национальный демократический институт») и под эгидой организации «Новый Выбор 2004», созданной на деньги Джорджа Сороса.

К вышеизложенному можно добавить, что в ноябре 2001 г. лидеры украинской оппозиции официально представили правящим кругам США политический блок «Наша Украина». Они провели ряд встреч с заместителем госсекретаря США Р. Армитаджем, директором Совета национальной безопасности США по Европе и Евразии Д. Фридом, а так же конгрессменами и сенаторами от демократов. Также лидер «Нашей Украины» имел телефонную беседу с бывшим госсекретарем США М. Олбрайт и встречался с Дж. Соросом. Кроме того, с участием представителей украинской оппозиции были проведены круглые столы в «Фонде Карнеги», «Национальном демократическом институте» и «Международном республиканском институте».

В декабре 2004 года в Конгрессе США разразился скандал. Член палаты представителей Рон Пол заявил, что предвыборную президентскую кампанию лидера оппозиции финансирует американское правительство. Р. Пол призвал конгресс провести расследование. При этом он подчеркнул, что считает верхом лицемерия заявления Белого дома о недопустимости иностранного вмешательства в политические процессы на Украине. В частности конгрессмен заявил: «мы не знаем точно, сколько миллионов, или десятков миллионов, долларов США правительство истратило на президентские выборы в Украине. Мы знаем, что бóльшая часть этих денег предназначалась для поддержки одного конкретного кандидата и что посредством ряда специально предназначенных для этого неправительственных организаций, как американских, так и украинских, миллионы долларов поступали в поддержку кандидата в президенты Виктора Ющенко».

После этого он вкратце описал механизм финансирования оранжоидов: «правительство США посредством «Агентства по международному развитию» предоставило миллионы долларов «Польско-американско-украинской инициативе сотрудничества» (PAUCI), которая управляется базирующейся в США организацией «Фридом Хаус». PAUCI затем посылало государственные деньги многочисленным украинским неправительственным организациям [17]. Это само по себе достаточно плохо, поскольку представляет собой вмешательство во внутренние дела суверенного государства. Но еще хуже то, что многие из этих грантополучателей в Украине являются откровенными приверженцами кандидата Виктора Ющенко. Посмотрим на «Международный центр политических исследований» («International Centre for Policy Studies»). Эта организация финансируется правительством США через PAUCI, но на главной странице англоязычной версии ее сайта – оранжевая лента, символ партии и движения Виктора Ющенко. Читая дальше, мы узнаем, что она финансируется «Институтом открытого общества» Джорджа Сороса. А еще дальше – о том, что сам Виктор Ющенко до недавнего времени входил в ее консультативный совет (advisory board)»!

Бывший высокопоставленный сотрудник Госдепартамента США, руководитель «Международного республиканского института» Лони Кранер в свою очередь сообщила о том, что с 2002 года США предоставили украинской оппозиции, через различные неправительственные организации, более 65 млн. долларов (!). В частности, как передаточное звено ею был упомянут «Фонд Евразия» – структура, основное финансирование которой осуществляется «Агентством США по международному развитию».

После заявлений Р. Пола и Л. Кранер глава пресс-службы Белого дома Скотт Макклеллан был вынужден признать, что действительно за два последние года США потратили «на развитие демократии» в Украине 65 млн. долларов [18]. Но, как заверил глава пресс-службы, эта внушительная сумма была выделена не конкретному кандидату на пост президента Украины, а на развитие «демократического процесса в целом». В этом же смысле высказался и официальный представитель Госдепартамента Ричард Баучер, заявив, что у США «…нет кандидата, которому мы отдаем предпочтение в этой предвыборной гонке. Наш интерес заключается в том, чтобы увидеть торжество демократии».


Конец первой части. Окончание читай здесь.

 

Андрей Ваджра, Киев, апрель 2006

Источник: "Полярная Звезда"


  1 Завоевала на Майдане свою свободу (укр.) | в текст
2 Найти свою судьбу (укр.) | в текст
3 Не предай Майдан (укр.) | в текст
4 Тот, кто интересовался борьбой идейных противников – Сталина и Троцкого знает, что в изгнании неугомонный Лёва Бронштейн носился с идеей «мировой перманентной революции» и даже основал в 1938 г. для ее осуществления Четвертый Интернационал. Впрочем, запустить маховик мировых революционных преобразований ему помешал ледоруб Рамона Меркадера, посланного Иосифом Виссарионовичем в далекую Мексику проведать своего старого товарища по партии. Однако для нас, в данном случае, важно не это, а то, что в 1940-м в ряды Четвертого Интернационала вступил (тогда еще молодой и перспективный) Ирвинг Кристол, ставший в последствии одним из основоположников неоконсервативного движения и необыкновенно влиятельной фигурой в высоких политических кругах США. При этом тех, кто захочет списать этот странный эпизод биографии такого почтенного человека на свойственный юности романтизм, спешу огорчить. Кристол, как истинно несгибаемый антисталинист, сохранил свои троцкистские убеждения и в преклонном возрасте, о чем он с гордостью поведал прогрессивной общественности в 1983 г в «Мемуарах троцкиста». Также среди троцкистов-неоконсерваторов следует особо упомянуть Р. Перла, П. Вулфовица и Д. Киркпатрика, которые являются горячими поклонниками американского идеолога троцкизма, лидера «Независимой Лиги Социалистов» и редактора журнала «New International» Макса Шахтмана. | в текст
5 «Бог вас любит, - сказал Буш 2 марта 2004 года во время публичного выступления в Калифорнии, - и я люблю вас. И вы можете рассчитывать на нас обоих». | в текст
6 Пол Вулфовиц (Paul Wolfowitz). С 1983 по 1986 работал в Госдепе США помощником секретаря по связям со странами Восточной Азии и Тихоокеанского региона. С 1986 по 1989 - посол США в Индонезии. В 1989-1993 гг. - помощник министра обороны по вопросам политики (министерством руководил в то время нынешний вице-президент Р. Чейни). Крупнейшая в США еврейская газета «Форвард» назвала П. Вулфовица самым влиятельным евреем страны, т.к. он постоянно защищает израильские интересы, подчеркивая, что США не только посредник Израиля в его отношениях с соседями и врагами, но, прежде всего, верный союзник. | в текст
7 Ричард Перл (Richard Perle). В 1981 - 1987 гг., при Рейгане, служил заместителем министра обороны и курировал в Пентагоне политические вопросы международной безопасности. Имеющий репутацию «друга Шарона», Перл представляет также «Американский институт предпринимательства по исследованиям публичной политики» («Тhe American Enterprise Institute for Public Policy Research»). В 1996 году будучи руководителем исследовательской группы «Института перспективных стратегических и политических исследований» («Тhe Institute for Advanced Strategic and Political Study»), «мозгового треста», связанного с Б. Нетаньяху, Р. Перл был одним из авторов доклада «Полный разрыв: Новая стратегия безопасности государства», в котором говорилось, что для обеспечения безопасности Израиля следует «устранить от власти С. Хуссейна». В 1983 году газета «New York Times» сообщила, что Р. Перл долгое время получал «серьезные деньги от израильских производителей оружия». | в текст
8 Дуглас Фейт (Douglas Feith). С 1981 по 1982 год работал в Белом доме в Национальном Совете по безопасности (был специалистом по Ближнему Востоку). 1982 - 1984 гг. - юридический консультант заместителя министра обороны США Р. Перла. С 1984 по 1986 г. занимал должность помощника министра обороны США по вопросам подготовки стратегий в кризисных ситуациях. 1986 г. – организовал юридическую фирму «Feith & Zell, P.C.», со штаб-квартирой в Израиле. До возвращения в Пентагон в 2000 году Д. Фейт также работал в «Еврейском институте проблем национальной безопасности» («Jewish Institute for National Security Affairs») - аналитической структуре, чья деятельность направлена на поддержку израильской партии «Ликуд», а так же в «Центре политики безопасности» («Center for Security Policy»). Д. Фейт принадлежит к правому крылу сионистов (партия «Ликуд»). В 1991 году он участвовал в разработке стратегии национальной безопасности Израиля, был советником у израильского премьера Б. Нетаньяху. Получил награду от «Сионистской организации Америки» («Тhe Zionist Organization of America»). | в текст
9 Дав Закхейм (Dov S. Zakheim). С 1985 по 1987 г. заместитель министра обороны США по вопросам планирования и распределения ресурсов. 1987-2001 гг. – работал в ряде корпораций оборонно-промышленного комплекса США, которые находятся под контролем неоконсерваторов. Во время первой президентской кампании Дж. Буша-младшего входил в число его доверенных советников по вопросам международных отношений. 2001-2004 гг. – заместитель министра обороны США, глава финансового управления. Является одним из ключевых советников «Американо-израильского комитета США». Поддерживает тесные связи с одним из ключевых аналитических центров США, который занимаются разработкой стратегии США относительно стран СНГ – «The Center for Strategic and International Studies». Так же является членом Совета директоров «Совета по международным отношениям» («The Council on Foreign Relations»). | в текст
10 Ричард Армитидж (Richard Armitage). С мая 1975 по ноябрь 1976 гг. - служил в Разведывательном агентстве Пентагона (DIA) консультантом в Тегеране. 1976-1978 гг. - сотрудник ЦРУ. С 1981 г. по 1983 г. - заместитель министра обороны США по вопросам Восточной Азии и Тихоокеанского региона. С 1983 г. по май 1989 г. - заместитель министра обороны США по вопросам международных отношений. С 1989 по 1992 гг. - занимает ведущую дипломатическую должность специального представителя президента США на Ближнем Востоке (курирует вопросы военно-технического сотрудничества и обеспечения водой). С июля 2000 г. - член комиссии по вопросам национальных интересов США (разработка внешнеполитической стратегии для команды Дж.Буша-младшего). С 26.03.2001 г. - заместитель госсекретаря США по международным вопросам. | в текст
11 Роберт Зоеллик (Robert Zoellick). 1985-1987 гг. – заместитель госсекретаря США по вопросам финансовой политики. 1989-1991 гг. – заместитель министра США по вопросам экономики и сельского хозяйства. 1992 г. – специальный помощник президента и заместитель начальника кадров Белого Дома. 1999-2000 гг. – глава Комиссии США по вопросам дефицита. 2001-2004 гг. – торговый представитель США. С 2004 – первый заместитель госсекретаря США. Считается в среде неоконсерваторов одним из ведущих специалистов по вопросам международной финансовой политики США. На сегодняшний день входит в пятерку тех, кто формирует внешнюю политику США. Занимается геополитическими вопросами с точки зрения расширения влияния США при помощи финансовых систем и международных кредитных программ. Р. Зоеллик связан с американскими «think tanks», которые сыграли ключевую роль в разработке стратегии «цветных революций» в Грузии и Украине - «Eurasia Foundation» и «Aspen Institute Strategy Group». Является одним из ведущих специалистов Госдепа США по вопросам формирования политики США относительно стран СНГ. Р. Зоеллик авторитетный специалист в финансовой сфере США. Имеет связи среди ведущих финансистов США еврейского происхождения, которые являются акционерами ФРС. Считает такие международные структуры, как МВФ и ВБ ключевыми механизмами укрепления американского влияния в странах третьего мира. | в текст
12 Ричард Чейни (Richard Cheney). В 1968 работал в аппарате конгресса. В 1969 – 1970 вошел в администрацию президента Никсона, затем работал в администрации президента Форда. В 1974 г. - помощник президента США. С 1975 по 1977 гг. исполнял обязанности начальника кадров президентской администрации. 1978-1988 - конгрессмен от штата Вайоминг в Палате представителей США. 1989 г. – министр обороны США при президенте Дж. Буше-старшем. В 1993 г. - вошел в состав «мозгового центра» «Американского института промышленности» в ранге старшего директора. Во время работы в этом институте сблизился с З. Бжезинским. С 6 августа 2000 г. - вице-президент США. | в текст
13 В передаче «Meet the Press» на вопрос журналиста, был ли его отец против войны с Ираком, Буш-младший ответил: «У меня есть более высокий Отец, и я действую по Его воле»! | в текст
14 Брюс Джексон (Bruce P. Jackson). Является представителем американских торговцев оружием в Восточной Европе (способствуя вступлению восточно-европейских стран в НАТО, он, тем самым, создает для американских военных компаний новые рынки сбыта). Его нередко называют внештатным послом Соединенных Штатов. По мнению экспертов, его оценки, часто достаточно жесткие, отражают неофициальную позицию Вашингтона. Особенно отмечают его значимость в формировании политики США относительно НАТО и стран постсоветского пространства. | в текст
15 Необходимо заметить, что даже специалисты не всегда различают смысловые нюансы в понятийно-категориальном аппарате стратегов-неоконсерваторов. В частности, «preemptive war» нередко отождествляется с «preventive war», однако, если «превентивная война» предполагает упреждающий военный удар по реально готовящемуся к нападению противнику (что определялось как «непосредственная угроза» («imminent threat»), то «преэмптивная война» означает военный удар по врагу, который лишь потенциально представляет угрозу, но на данный момент осуществить агрессию не собирается, либо не в состоянии это сделать. | в текст
16 Несколько лет моего раннего детства прошли в захолустном шахтерском городке на юге России. И я до сих пор помню фотографии Сталина на трюмо в квартирах простых рабочих семей и его лики на лобовых стеклах автомобилей. И это в конце семидесятых (!), когда, после развенчания «культа личности», официальная советская идеология Сталина просто игнорировала, а западная пропаганда на все лады клеймила «кровавого тирана» заупокойными, дрожавшими от ужаса голосами комментаторов «Голоса Америки». | в текст
17 На данный момент в Украине активно действует более двух тысяч (!) т.н. «неправительственных организаций», финансируемых правительствами европейских стран и США. Их главная задача – сбор важной информации об Украине и широкомасштабная информационно-психологическая обработка населения. Бюджеты 90% этих структур составляют 50-300 тыс. долларов США, но каждая десятая из них имеет в своем распоряжении 500 тыс. долларов и более. Наибольшее количество грантов украинским неправительственным организациям предоставили Международный фонд «Возрождение», «Национальный фонд поддержки демократии», Мировой банк. Они же в числе 5 тех, что предоставили и наибольшие по размерам гранты. При этом следует отметить, что по количеству предоставленных грантов лидируют США. Наиболее весомое влияние на политические процессы в Украине, по мнению экспертов, осуществляют «Национальный демократический институт», «Международный республиканский институт», «Фридом Хаус», «Фонд Евразия» и «Фонд Конрада Аденауэра». | в текст
18 Судя по всему, образно говоря, это лишь надводная часть айсберга. | в текст



© 2004-2005 Anti-orange.com.ua

Распечатать